Что такое образная память?

Миллионы лет человек жил в критериях одичавшей природы. От состояния его сигнальной системы: зрения, слуха, осязания, вкуса, чутья зависела сама жизнь. Чувство неизменной готовности к небезопасной ситуации организовало по-своему мышление, реакцию, внимание, память Ведь это кладовая опыта, пережитого человеком и кое-чем ему ценного. Ненадобное забывалось стремительно и без следа. Каким же образом выработалась самая наилучшая форма запоминания? Довольно легко и обычно, и поэтому более экономично: память на звуки, запахи, цвета и т.д. При этом, память колоритная, точная — человек жил этим. Таким макаром, в процессе естественного отбора у человека развилась образная память. Сейчас такая память сохранилась только у дошкольников.

Пользуясь образной памятью, человек воспроизводит воспринимаемое им не словами, а видами, т.е. продолжает их созидать и уже работает с ними как желает: то списывает, то считывает. «Ну допустим, — произнесут скептики, — отменная вещь ваша образная память. Но она развита и у животных. Человек стал преобразовываться в человека с развитием другого вида памяти — абстрактной, словесной. В совсем других критериях. В словах можно выразить все то же и почти все другое, чего не передашь в видах определенного мира. Как передать без слов сложнейшие философские, моральные и другие категории? Для чего ворошить в человеке ожившее животное, когда есть целая наука о словесной памяти мнемотехника? »Ну что можно на это ответить? Древнейшие гласили: «Мысль изреченная есть ересь. «Каждому знакомо состояние озарения, когда кажется, что понимаешь все до таких глубин …, твоей мысли все есть …, такая резкость и ясность воображения … И как бледно и меркло смотрится все это, когда переводишь в слова. Представить вилку просто, а попробуй обрисовать ее словами. Простота тут кажущаяся. Поначалу нужно принять, позже осознать, позже — подобрать слова. Не каждый способен отлично обрисовать что-либо, но в воображении все гениальны. Сны всем снятся, а это внутреннее произведение искусства. А уже к описанию нужно подбирать мнемотехнические опоры, которые позволят уяснить то, что не совершенно понятно. Потому мнемониста вводят элементы образной памяти, говоря, что поначалу нужно осознать смысл. Человек со словесной памятью попадает в заколдованный круг. Чтоб облагораживать память — нужно всегда специально обучаться и трениться: для того, чтоб обучаться — нужна память. Учтите, что вся эта нагрузка падает на три процента мозга. Стоит удивляться, что уже к 20 5 лет словесная память переполняется воспринятой информацией — большей частью ненадобной — и возможность запоминать новое резко падает. А совместно с ней уходят уже никчемные без памяти возможности. Человек перестает обучаться. А бездельничание добивает даже то, что у него оставалось.

Механизм образной памяти совсем обратный. Поначалу человек принимает индифферентно что (действия, числа, буковкы, слова) методом упомянутого ранее озарения, переводимого не в малый круг познаний, выраженный ограниченным припасом слов, а в тот бескрайний припас образов, которые щедро поставляет нам мир вокруг нас. Абстрактное (словесное) мышление это схема. И образы вставляются в нее, как странички в книжку. Они хранятся столько, сколько нужно. Когда необходимо, они стают перед мысленным взглядом. А раз так, то наше абстрактное мышление свободно и может делать с переворачиваем видами что угодно: использовать при сдаче экзаменов, заносить поправки в схему, додумывать любые недостающие детали. Запоминающиеся образы перед очами, а перевести их можно в язык: российский, британский, германский, формулы, знаки и т. д.